?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

После моих «записок очевидца» омских праймериз с их феноменальными репликами вроде «Что значит нельзя? Значит, нужно принудить!..»  даже не знаю, как Вам рассказать, что в редакции «Делового Омска» решили подвести (вместе со мной) итоги весеннего агитационного забега. И я поделился впечатлениями. А это значит, в киосках Роспечати в продаже появился свежий выпуск газеты «Деловой Омск» за 6 июня мое интервью «на троих» опубликовано в сети.



Вадим Березиков на Fb очень лаконично охарактеризовал ход нашей беседы: «Интервью было на 78 минут. Вырезал маты. Осталось то, что осталось». Кажется, не стоит больше ничего добавлять, прежде чем прочитать, но я сделаю одну ремарку. И то – не по содержанию. Скорее, по формату.

Я коллег сразу предупредил, что готов «на берегу» определить: в каком статусе начнем говорить? Эксперт-политолог, кандидат политических наук и доцент, член Общественной палаты РФ, член оргкомитета по проведению праймериз регионального отделения «Единой России»? И хотя пишут: «Этот вопрос на секунду ввел нас в ступор», а, по-моему, ввели меня своим «в качестве журналиста года по версии журнала «Глагер».
Пришлось согласиться. Один-один же))
А теперь кому, интересно, прошу к столу к прочтению)))

Мы решили сделать не простое интервью, а — «на троих». Тем более что неоднократно пересекались в тех или иных выборных историях. Александр Малькевич был не против. Он пришел в редакцию «ДО» поздно вечером. Раньше не получилось. Разговор вели исключительно под чай, никаких излишеств. Александр старается придерживаться диеты и редко позволяет себе расслабиться. Интервью начал он, предложив «определиться на берегу» и одновременно максимально широко прорекламировав себя: «Давайте сначала договоримся, в качестве кого я вещаю. Как эксперт-политолог, кандидат политических наук и доцент, как член Общественной палаты РФ или как член оргкомитета по проведению праймериз регионального отделения «Единой России». Этот вопрос на секунду ввел нас в ступор. Первым сориентировался Стас: «В качестве журналиста года по версии журнала «Глагер». Такой статус тебя устраивает?» Статус Александра устроил, хотя он и отметил, что это несколько нескромно. Определившись, начали.
В. Б.: Праймериз удались?
— Мы здесь все журналисты. И знаем, что на конкретный вопрос всегда есть несколько вариантов ответа. А вот на общие вопросы можно ответить односложно: удались.
С. Ж.: А если конкретнее? Критерии удачи?
— Давайте отвечу так, как отвечал утром «московским товарищам» — коллегам из другого СМИ на тот же вопрос. Да, Омск занял по явке последнее место по стране. Но при этом явка по сравнению с прошлым годом улучшилась. В прошлом году явка по городу составила 2,4% избирателей, в этом году — 2,9%. Давайте оперировать фактами. Ведь явка, по сути, выросла не на 0,5%, а на 18-20% в абсолютных цифрах. Значимая прибавка? Думаю, да.
В. Б.: Это объективная оценка?
— Объективно: на предварительное голосование пришли те, кому это интересно, и те, кого смогли заинтересовать кандидаты. Ведь праймериз — дело сугубо добровольное. Никто никого ни к чему не принуждал. Гипотетический кандидат Сидоров должен был достучаться до своих избирателей: «Ребята, нужно прийти меня поддержать». И кто-то это смог сделать, а кто-то нет. Есть десять кандидатов — а это много! — количество проголосовавших за которых перевалило за тысячу. Лидером стала Светлана Студеникина, которая набрала почти 1800 голосов. Причем я хочу подчеркнуть, мы знаем возможности Светланы Михайловны: она бюджетница. Не олигарх. Более того, в рамках кампании у нее испортились отношения с влиятельным в этом округе омичом, который вел своего кандидата. В этой ситуации, без денег и поддержки, она смогла сагитировать огромное количество людей прийти в выходной день и проголосовать за себя.
С. Ж.: Кстати, я живу в ее округе, ходили агитаторы Ремнева, выходила газета «про него». АПМ от Студеникиной было в разы меньше...
— Вот Стас подтверждает мой тезис! Сравнение с другими регионами нерепрезентативно, поскольку там порой работают жесткие административные схемы по организованному приводу. Здесь, в Омске, никто «сверху» никого не приводил, такой задачи не ставил. Повторю: на праймериз пришло почти 3% омичей, которым это было интересно. Так что у непредвзятых наблюдателей должны быть сплошные поводы для радости: явка выросла, партия обновилась, секретарь и руководитель исполкома новые. Как и весь исполком. Его состав обновился процентов на 80. А именно они занимались организацией предварительного голосования: молодые ребята, которым «не все равно», которые готовы работать и днем и ночью. Наверное, более опытные товарищи могли бы сделать процент явки повыше… Но, внимание! Такой задачи не стояло! Дальше. По итогам праймериз появилось очень много новых фамилий. Ряд действующих депутатов от «Единой России» сошли с дистанции в процессе подготовки к предварительному голосованию. Кто-то справку не смог принести об отсутствии судимости, кто-то не захотел в дебатах участвовать, кто-то не смог показать убедительного результата. Только 12 действующих депутатов подтвердили свой     уровень на праймериз. Так, я очень уважительно отношусь к Николаю Чиракову, но ничем иным, кроме как самоуспокоенностью, я объяснить его результат не могу. Может, перепоручил кому-то, решил, что штаб за него выиграет…
В. Б.: Но кроме Чиракова еще ряд депутатов уступили лидерство в округе. Значит, все, можно ставить крест на карьере?
— Так говорят только те журналисты, которым хочется сенсаций. «Ой, дескать, там депутат Пупкин проиграл праймериз!» Еще никто не проиграл. В каждом округе есть кандидат — одномандатник и список от партии, в который включаются три человека (и один как раз ведет список к победе и в случае оной становится депутатом). Фамилий — тьма, и как раз в этом многообразии ответ на запрос населения о новых лицах партии. И с этой точки зрения праймериз прошли удачно!
С. Ж.: Какие-то нарушения были зафиксированы?
— Мы читали «страсти по праймериз», например, в Ярославле. Кто-то вывозит коробку с бюллетенями в ночи, кто-то за кем-то бежит. А во Владивостоке зафиксировано около 50 жалоб. В Омске всего три жалобы зарегистрированы. Незначительные, скорее, забавные, не повлиявшие на результат.
В. Б.: Насколько четко в этом году «Единая Россия» будет следовать итогам праймериз? Многим памятен прошлогодний случай с Гуселетовым, который выиграл праймериз, но на выборы его «Единая Россия» не взяла.
— Вопрос не совсем ко мне. Как эксперт я оснований для каких-то изменений списка не вижу. За исключением тех случаев, когда кандидаты самостоятельно будут брать самоотвод. Кроме этого, по устоявшейся традиции, думаю, что у победителя должна быть возможность определиться, как бы он хотел пойти на выборы: во главе списка или вступить в борьбу в одномандатном округе. Например, по 21 округу (всего в Омске 20 избирательных округов. — Прим. ред.) выиграл кандидат Березиков. И у него спрашивают: ну что, мол, Вадим Олегович, пойдешь одномандатником? А Березиков посчитал социологию, прикинул, выяснил, что по 21-му округу ЕР пользуется запредельным рейтингом, и говорит: «А знаете, я как-то порастратил силы на праймериз. Считаю, что буду эффективен как лидер списка». И у него есть такое право. Тогда обращаются к Станиславу Жоглику, который пришел вторым: «Вот ты готов?» Он говорит «да!» и идет по мажоритарному округу.
В. Б.: Но одномандатник традиционно должен быть, скажем так, человеком с «большой мошной».
— Почему обязательно «с мошной»? Мы только что обсудили работу на праймериз Светланы Студеникиной, которая сумела и без денег показать самый высокий результат. И без поддержки «влиятельного омича». И таких примеров масса. Какая мошна, например, у Алексея Сокина? У него «мошна» измеряется силой и выносливостью ног. Он прошел свой округ несколько раз вдоль и поперек, и его знают. Причем работает он на округе не только во время кампании, а на протяжении всего срока. Вот в этом его конкурентное преимущество. А Алексей Провозин кто? Нефтяник? Газовик? Нет. Он тоже исходил свой округ. Мураховский, депутат Горсовета, главный врач, как и Быструшкин. Их ресурсы несопоставимы, например, с тем, что может дать товарищу Ремневу его «руководитель». Юрий Козловский, против которого шел человек с несопоставимыми возможностями. И этот ряд можно продолжать…
С. Ж.: Мы поговорили о «безденежных» кандидатах. Теперь давай поговорим о тех, за кем стоят те или иные финансовые группы. Их в этой же таблице тоже можно насобирать несколько человек. Они формируют, скажем, «ядро в «ЕдРе». Беспокоит ли это партию?
— Это беспокоит отдельных журналистов. Просто некоторые начали готовиться к кампании давно и затратили больше ресурсов, в том числе и финансовых. Мы можем по-разному относиться к тому, что, например, Дмитрий Савельев является помощником депутата Заксобрания Васильева, так же как Грушичев — помощник Кипервара. Но это только подтверждает дальновидность региональных депутатов, их вовлеченность в процесс. Вот Валерий Кокорин, например, действовал правильно. И оба своих городских округа не отдал. Его помощники занимались территориями и продолжат ими заниматься, будем надеяться, в новом качестве. Давайте опять пофантазируем. Мы избрали депутата Жоглика в Законодательное собрание. И руководил его штабом Березиков. Они после выборов сели и начали рассуждать. В законодательный округ Жоглика входит один или два горсоветовских округа. И он говорит: «Хочу, чтобы ты, Березиков, продолжил мое дело на этой территории». А если есть два округа, то логично их закрыть оба. Значит, появляется, например, еще один «свой человек» в списке на выборах в Горсовет. И для меня очевидно, что Березиков должен начать работу на округе на следующий день, после того как помог своему товарищу избраться в Заксобрание!
В. Б.: К сожалению, многие из кандидатов так не сделали.
— Да, здесь ты прав. Многие депутаты, заинтересованные в городских округах, не услышали мои предостережения.
А я как эксперт неоднократно говорил, что «прогулка» не будет легкой. Причем еще на примере прошлых праймериз, где также были серьезные битвы. Обижаться можно только на себя. Не бывает волшебников с мешком денег, которые просто из-за их наличия могут выиграть выборы. Ну, наверное, это не всем надо. Например, Калинину или Седельникову, которые не стали вести своих помощников через праймериз. Это их сознательное решение, будем его уважать.
У предварительного голосования две основные задачи: найти новые лица и определить тех, у кого сильнее, если хотите, «политическое либидо».
С. Ж.: Мы выделили две группы, которые условно назовем «общественники» и «помощники». И сейчас определилась третья группа. Назовем ее «кандидаты на «брошенных землях».
— А кто виноват, что они «брошенные»? Если ты землю не оставляешь, то она продолжает давать всходы. Причем просто не бросать мало. Мало строить детские площадки, мало ходить по КТОСам и разговаривать с бабушками. Для продвижения кандидатов нужны профессиональные специалисты.
А таковых, насколько я понимаю, для проигравших «помощников» не было приглашено (хотя они есть в Омске, и многие вынужденно «валяли дурака»). Это позволило бы избежать технологических ошибок. Например, неработающие связки кандидатов на одних округах и работающие на других. Сейчас можно кричать о врагах, подкупах и подвозах. Но в выборах, в том числе и в праймериз, побеждают технологии. Значит, на «брошенных землях» (по вашему определению) одни работали технологично, а другие нет (хотели сэкономить?). Кроме этого, считаю, что очень слабо выступили представители ОНФ. Нельзя ставить кандидатов на округ, в котором его не знают. Песцов, Ерошевич, Хирт, Левашов… Оказалось, что их не знают. И просто прикрываться брендом ОНФ оказалось мало. Нужна воля к победе.
В. Б.: Воля к победе?
— Институт праймериз и придуман для того, чтобы люди смогли определить, кого они хотят видеть «кандидатами в кандидаты». Да, наверное, институт пока не идеален. Но тем не менее партия будет утверждать на выборы тех кандидатов, которых выбрали люди. Вне зависимости от того, симпатичны они партии или нет. Нам может не нравиться определенный человек, но он на праймериз продемонстрировал волю к победе. Значит и в процессе избирательной кампании будет полезен партии. У предварительного голосования две основные задачи: найти новые лица и определить тех, у кого сильнее, если хотите, «политическое либидо» (в оригинале было более сильное определение. — Прим. ред.). Да, «общегородская тройка» будет выбрана на партийной  конференции. И не только из участников праймериз.
С. Ж.: Может быть, у партии, у тебя, Александр, как у эксперта, все-таки были какие-то вопросы по поводу малоэтичных технологий, которые использовались на этом этапе выборной кампании? Те люди, которых привели на участки, может быть, это люди случайные, которых привели за какую-то «малую долю»?
— У меня вопросов нет. Нарушения не зафиксированы. Да, меня удивило присутствие людей в манишках одного издания у некоторых участков. Но никто не мешал поставить таких же людей, но в других манишках всем остальным. Это не запрещено. Главное: люди смогли убедить своих сторонников прийти. Любой способ должен находиться в правовом поле. Но праймериз — внутрипартийная процедура с широким допуском. Кстати, на выборах все будет гораздо жестче. И те, кто не готов держать удар… перефразирую название культового фильма — «Слабакам здесь не место». В июле-августе-сентябре на реальных выборах будет настоящая битва.

Posts from This Journal by “#пгер2017” Tag

Profile

amalkevich
Александр Малькевич

Latest Month

August 2017
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek