Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

"Анну Каренину" прочитали на весь мир

Омск не остался в стороне. Сработали на "12" баллов!)

5+ ставлю Музею-усадьбе Л.Н. Толстого "Ясная Поляна" за креативный интерактивный проект. В мире глобализации и тотального падения интереса к литературе (тем более, классической) они сумели гармонично переплести литературный шедевр, дошедший до нас через множество десятков лет, с современными технологиями. Получился такой интересный инновационный жанр.

Суть проекта заключалась в том, что на протяжении двух дней самые разные люди - от простых любителей литературы до звезд Голливуда - читали "Анну Каренину" из разных уголков планеты в прямом эфире. В роли чтецов выступили актеры театра и кино, журналисты, музыканты, потомки Толстого и просто поклонники творчества великого писателя. Всего их было более 700 человек.

Горжусь тем, что Омск представляла журналистка "12 канала" - шеф-редактор нашего канала Наталья Рогалева, прошедшая отборочный тур. Рекомендую к просмотру ее сюжет о проекте - о том, как это было.

Нон-стоп марафон длился два дня - 3 и 4 октября. Каждый заранее готовил свой отрывок, чтобы в нужное время зачитать его в прямом эфире специальной трансляции на YouTube, за которой следило огромное число зрителей. Обязательным условием проекта было чтение романа на русском языке. Не важно - говоришь ты на нем или нет. Кира Найтли, к примеру, заранее выучила наизусть свой отрывок на русском языке.


Портрет с микрофоном

Немного о медиа-датах-2014. Часть первая.

В следующем году - 155 лет Коста Хетагурову

Весь мир — мой храм, любовь — моя святыня,
Вселенная — отечество мое...
(с) К. Хетагуров, 1894 г.



В 2014 году исполняется 155 лет выдающемуся осетинскому поэту, основоположнику осетинской литературы (да и журналистики тоже!) Коста Левановичу Хетагурову. Для Карачаево-Черкесии эта дата важна не менее, чем для Осетии, потому что определенную часть жизнь Коста Хетагуров прожил на территории современной КЧР.

Кстати, это не опечатка: в русских источниках имя Коста не склоняется.

В КЧР находится село имени Коста Хетагурова. Некоторые по ошибке считают, что именно там родился поэт. На самом деле, Коста родился в горном ауле Нар тогдашней Терской области (ныне – территория Республики Северная Осетия – Алания), затем переехал во Владикавказ.

Его отец Левон Хетагуров был прапорщиком русской армии. В 1870 году он вместе с осетинами Нарского ущелья перебрался в Кубанскую область, где основал село Георгиевско-Осетинское, которое потом было переименовано в честь Коста Хетагурова. Здесь жил Коста, здесь и место его смерти.

IMG_3701IMG_5575

Collapse )

Как нас «любят» наши бывшие женщины)))

Полный Атас Атос!

Был я тут в отпуске. Коротком. От нечего делать читал журнал «Караван. Коллекция историй». Там особенно пронзительно смотрятся «мемуары» различных «бывших» - жен, мужей и т.д. Читаешь – и диву даешься, как мучились эти замечательные люди рядом с форменными чудовищами!:)
Причем журналисты обрабатывают всю эту муть – и получается просто душераздирающее чтиво, где местами довольно тонко показывают, какими жалкими, ничтожными, мелкими вдруг оказываются известные и симпатичные нам люди…
Но! Якобы – это ключевое слово, потому что, как мы понимаем, это субъективный взгляд ОДНОЙ – ОБИЖЕННОЙ – СТОРОНЫ.
Не стал исключением и №7 за июль.
Там особенно пронзительно смотрелись – и читались – мемуары Аллы Смеховой, первой жены нашего «Атоса» - Вениамина Смехова.

Просто супер! Меня впечатлили три момента:

1.    За обедом или ужином она рассказывала ему про фильмы, книги, спектакли, делилась своими мыслями и переживаниями, наблюдениями. А он потом пересказывал это в компаниях, где бывал – и все в итоге считали его интеллектуалом. Сильно, правда! Мысли выпускника института пищевой промышленности Смехов озвучивал своим друзьям – Высоцкому, Золотухину, Визбору – и они удивлялись, какой он умный))) А то так, видимо, считали его вахлаком полным)))

2.    Когда Смехов спрашивал жену, почему она не хвалит его работы, получался обычно следующий диалог:

- Почему ты не говоришь, как я здорово сыграл Атоса?
- Почему?! Потому что ты сыграл его слабо!
Понятно? Такой критик дома – что может быть «приятнее» для творческого человека?))


А я и не знал, что это, оказывается, «слабо»…

3. И последнее. По словам Аллы Смеховой, ее супруг… долгое время не интересовал женщин. И вот только когда на гонорар «от Атоса» они купили ему зеленые «Жигули» («копейку») и болгарскую дубленку… на Вениамина Борисовича стали обращать внимание))). И тут же жалость: эх, лучше бы ей купили шубу, как обычно, а то вот как оно получилось – решила приодеть несчастного мужа, и он тут же свалил.

Достойное замечание, не правда ли?)))
Кстати, по поводу «свалил». Уж как первая обливала грязью вторую жену Смехова – «молодая, была уже замужем, что он в ней нашел? Околдовала… детей у них не было и т.д.», а вот как получается – он с ней так и живет, уже больше тридцати лет (с первой – двадцать).
Значит, не все так просто?)))
Зато какая «звездная проза» получилась… :)

«Я твое повторяю имя этой ночью во тьме молчаливой…»

Ко Дню рождения любимого поэта

Хотел написать много, долго и чересчур романтично, но решил лаконично: вспомнить и еще раз обозначить трех своих любимых поэтов – это Сергей Есенин, Федерико Гарсиа Лорка и Михаил Лермонтов. В такой вот последовательности.
А 5 июня Гарсиа Лорке исполнилось бы 113 лет. В общем, в 1898 году он родился…

Я уже посвящал свои посты моим любимым поэтам – «Ведь и себя я не сберег для тихой жизни, для улыбок…» и «А вечно любить невозможно…». Так что без Лорки тут никак не обойтись…

Делюсь одним из самых любимых моих произведений.

НЕВЕРНАЯ ЖЕНА

...И в полночь на край долины
увел я жену чужую,
а думал - она невинна.

То было ночью Сант-Яго -
и, словно сговору рады,
в округе огни погасли
и замерцали цикады.
Я сонных грудей коснулся,
последний проулок минув,
и жарко они раскрылись
кистями ночных жасминов.
А юбки, шурша крахмалом,
в ушах у меня дрожали,
как шелковая завеса,
раскромсанная ножами.
Врастая в безлунный сумрак,
ворчали деревья глухо,
и дальним собачьим лаем
за нами гналась округа.

За голубой ежевикой
у тростникового плеса
я в белый песок впечатал
ее смоляные косы.
Я сдернул шелковый галстук.
Она наряд разбросала.
Я снял ремень с кобурою,
она - четыре корсажа.
Ее жасминная кожа
светилась жемчугом теплым,
нежнее лунного света,
когда скользит он по стеклам.
А бедра ее метались,
как пойманные форели,
то лунным холодом стыли,
то белым огнем горели.
И лучшей в мире дорогой
до первой утренней птицы
меня этой ночью мчала
атласная кобылица...

Тому, кто слывет мужчиной,
нескромничать не пристало.
И я повторять не стану
слова, что она шептала.
В песчинках и поцелуях
она ушла на рассвете.
Кинжалы трефовых лилий
вдогонку рубили ветер.
Я вел себя так, как должно,-
цыган до смертного часа.
Я дал ей ларец на память
и больше не стал встречаться,
запомнив обман той ночи
в туманах речной долины,-
она ведь была замужней,
а мне клялась, что невинна.

Ведь и себя я не сберег для тихой жизни, для улыбок…

3 октября - 115 лет со дня рождения Сергея Есенина

 

На самом деле, мой самый любимый поэт. Из русских - точно. Из "нерусских" я бы назвал Лорку, местами Байрона и Джима Моррисона. А из наших добавил бы еще Высоцкого...

 

Писать, конечно, надо много и долго, а времени, увы, нет - зато есть чувства... И желание «блог о работе» разбавить чем-то душевным. Засел вот тут вечером на работе, документы всякие отложил – и погрузился в воспоминания…

… как в школе на выпускном читал «Пой же, пой, на проклятой гитаре» и «Сыпь, гармоника…» - на экзамене по литературе, а потом защищал свой выбор перед обалдевшей комиссией. Защитил; поставили пятерку, хотя тети в возрасте были в глубоком шоке…

… как пошел впервые на спектакль «Жизнь моя, иль ты приснилась мне?» году эдак в 1999-2000 – там Есенина играл молодой еще тогда и не так сильно закрученный Сергей Безруков, уже получивший, правда, именно за эту роль Государственную премию…

 

В общем, воспоминаний масса…

Про сериал говорить не буду – он снят красиво, дорого, там собраны сильные артисты, которые ярко проявляют себя в неожиданных порой ролях. Просто… мне непонятен созданный в нем образ Есенина (аналогично, кстати, было с фильмом «Дорз» Оливера Стоуна): алкоголики, хулиганы, сексуальные маньяки и и.д. А когда же они (Есенин и Моррисон) успевали творить?!..
 



И еще. Вот как хотите меня режьте, но мне нравится то, что сделал Александр Новиков (при всей его неоднозначности) на стихи «кабацкого цикла» Есенина. Один альбом записал в студии, второй – «концертник»; получилось очень органично – на мой взгляд.
 


Не смог удержаться – решил написать пару-тройку своих любимых цитат

 

***

Потому и себя не сберег
Для тебя, для нее и для этой.
Невеселого счастья залог -
Сумасшедшее сердце поэта.


***

Ведь отлюбили мы давно,
Ты не меня, а я - другую,
И нам обоим все равно
Играть в любовь недорогую.

 

***

Чужие губы разнесли
Твое тепло и трепет тела.
Как будто дождик моросит
С души, немного омертвелой.

***

Ведь и себя я не сберег
Для тихой жизни, для улыбок.
Так мало пройдено дорог,
Так много сделано ошибок.



И, как можно обойтись здесь без этого?

 

Друг мой, друг мой,
Я очень и очень болен.
Сам не знаю, откуда взялась эта боль.
То ли ветер свистит
Над пустым и безлюдным полем,
То ль, как рощу в сентябрь,

Осыпает мозги алкоголь…

 

... Месяц умер,
Синеет в окошко рассвет.
Ах ты, ночь!
Что ты, ночь, наковеркала?
Я в цилиндре стою.
Никого со мной нет.
Я один...
И разбитое зеркало...


И, конечно, два моих любимых стихотворения (не считая указанных выше и прочитанных вслух в школе + «До свиданья, друг мой, до свиданья», персидского цикла и пр.):

 

***

Грубым дается радость,
Нежным дается печаль.
Мне ничего не надо,
Мне никого не жаль.

Жаль мне себя немного,
Жалко бездомных собак,
Эта прямая дорога
Меня привела в кабак.

Что ж вы ругаетесь, дьяволы?
Иль я не сын страны?
Каждый из нас закладывал
За рюмку свои штаны.

Мутно гляжу на окна,
В сердце тоска и зной.
Катится, в солнце измокнув,
Улица передо мной.

На улице мальчик сопливый.
Воздух поджарен и сух.
Мальчик такой счастливый
И ковыряет в носу.

Ковыряй, ковыряй, мой милый,
Суй туда палец весь,
Только вот с эфтой силой
В душу свою не лезь.

Я уж готов... Я робкий...
Глянь на бутылок рать!
Я собираю пробки -
Душу мою затыкать.

 

 

***

Ты меня не любишь, не жалеешь,
Разве я немного не красив?
Не смотря в лицо, от страсти млеешь,
Мне на плечи руки опустив.

Молодая, с чувственным оскалом,
Я с тобой не нежен и не груб.
Расскажи мне, скольких ты ласкала?
Сколько рук ты помнишь? Сколько губ?

Знаю я — они прошли, как тени,
Не коснувшись твоего огня,
Многим ты садилась на колени,
А теперь сидишь вот у меня.

Пуст твои полузакрыты очи
И ты думаешь о ком-нибудь другом,
Я ведь сам люблю тебя не очень,
Утопая в дальнем дорогом.

Этот пыл не называй судьбою,
Легкодумна вспыльчивая связь,—
Как случайно встретился с тобою,
Улыбнусь, спокойно разойдясь.

Да и ты пойдешь своей дорогой
Распылять безрадостные дни,
Только нецелованных не трогай,
Только негоревших не мани.

И когда с другим по переулку
Ты пойдешь, болтая про любовь,
Может быть, я выйду на прогулку,
И с тобою встретимся мы вновь.

Отвернув к другому ближе плечи
И немного наклонившись вниз,
Ты мне скажешь тихо: «Добрый вечер...»
Я отвечу: «Добрый вечер, miss».

И ничто души не потревожит,
И ничто ее не бросит в дрожь,—
Кто любил, уж тот любить не может,
Кто сгорел, того не подожжешь.

 

Лучшие мысли и цитаты о сущности государственной службы



Одна из моих самых любимых и настольных книг – это эпическое и шедевральное творение Джонатана Линна «Да, господин премьер-министр» (Jonathan Lynn, “The Complete: Yes Prime Minister”); впрочем, предыдущая, «Да, господин министр», ничуть не уступает.

Надеюсь, что некоторым россиянам эти названия знакомы хотя бы потому, что именно так назывался британский сатирический телевизионный сериал, завоевавший колоссальную известность. Авторами сценария были английские писатели и сценаристы Джонатан Линн и Энтони Джей. После выхода сериалов были опубликованы одноименные книги, созданы адаптации для радио.

Сериал (1980-1988; всего – 38 серий) в форме сатиры, переходящей в абсурд, рассказывает о работе и личной жизни министра (вымышленного) административных дел Джеймса Хэкера, который был настолько беспомощен в своей профессиональной деятельности, что смог дослужиться до должности руководителя кабинета министров.

Сюжет и большинство шуток использует тему манипулирования министром его заместителями, помощниками и собственной женой. Другая тема, проходящая красной нитью через сериал - это виртуозная демагогия и очковтирательство вместо реальной работы административного аппарата правительства.

Главные герои: Джеймс Хэкер, министр административных дел, позднее премьер-министр; сэр Хэмфри Эплби, постоянный заместитель министра административных дел, позднее секретарь кабинета и Бернард Вули, личный секретарь Хэкера.

Ниже приведу некоторые выдержки из этих бессмертных текстов. Все это надо читать несколько раз, не спеша и смакуя…
 
1. Стенограмма заседания Кабинета министров. Решение по одному из вопросов звучало так:
"В принципе, члены комитета Кабинета полностью согласны с тем, что новая политика премьер-министра, безусловно, заслуживает всяческого одобрения.
Однако в виду некоторых высказанных сомнений было принято решение: после тщательного рассмотрения вопроса комитет считает, что, несмотря на безусловное одобрение предлагаемой новой политики в принципе и полное понимание того, что некоторые из ее принципов имеют достаточно принципиальный характер, а определенные соображения настолько неординарны и практически настолько тонко сбалансированы, что не могут не заслуживать самого глубокого изучения, с учетом высокой важности базовых аргументов в принципе было предложено считать наиболее разумной и приемлемой практикой ее дальнейшее, более детальное рассмотрение, включая, само собой разумеется, требуемые согласования с соответствующими ведомствами с целью подготовки и предложения более всеобъемлющего и масштабного предложения, при этом делая упор на очевидно менее противоречивые аспекты проблемы и обращая особое внимание на преемственность нового предложения в соответствии с существующими принципами, которые должны быть должным образом представлены сначала на рассмотрение парламента, а затем, если, конечно, потребуется, на публичное обсуждение в СМИ и, если, конечно, потребуется, в соответствующих опросах общественного мнения, когда для такового общественного мнения будет создан достаточно подготовленный общественный климат, чтобы адекватно рассмотреть как сам подход к должному рассмотрению, так и сам принцип принципиальных аргументов для принятия сбалансированного решения".
 
2. Определение относительно организации приемной перед кабинетом Шефа (и правил допуска в нее посетителей):
"Некоторым необходимо ждать в таком месте, где другие не могут видеть тех некоторых,  которые ждут там.  Те, которые приходят раньше других, должны ждать там, где они не могут видеть тех, которые пришли позже них, но были приглашены раньше них. Кроме того, те, которые пришли снаружи,  должны находиться там, где они не могут видеть тех, кто пришел изнутри,  чтобы сообщить вам, с какой именно целью эти снаружи  пришли на прием. А те, которые пришли в то время, когда вы заняты с другими, и которым не следует знать, что вы с этими другими заняты в настоящее время, должны находиться в определенном месте до тех пор, пока не уйдут те, о визите которых им не следует знать…».
 
3. Служебная переписка, призванная дать понять Шефу, что часть полномочий конкурента неплохо бы передать просителю:
" Уважаемый господин премьер-министр!
Говоря, что ХЭ совсем не перегружен, я прежде всего имел в виду общие кумулятивные нагрузки, понимаемые, как правило, в глобальном смысле, а не в отношении определенных отдельных и в значительной мере аномальных профессиональных обязанностей, которые, логически говоря, не всегда созвучны или гармоничны всему широкому спектру тесно взаимоувязанных и, соответственно, неотделимых друг от друга функций, в силу чего, взятые вместе, таковые, безусловно, могут считаться чрезмерным и, вполне возможно, излишним бременем для того, кто исполняет свои обязанности, особенно в контексте сравнительно немасштабных преимуществ по?настоящему глобальных соображений. Искренне ваш, Фрэнк».